​Жюль Верн. Дети капитана Гранта

Жюль Верн. Дети капитана Гранта.


Расхожее мнение гласит, что в детскую литературу идут не самые талантливые авторы. Потому, что дети не ждут от книги психологических глубин, для них главное - сюжет, интрига, увлекательность.
Но разве для создания захватывающего сюжета не нужен талант? Интрига - это то, над чем Жюль Верн чувствовал свою абсолютную власть! И придумать сюжет интереснее путешествия вокруг света - едва ли возможно вообще. Ведь это - и борьба со стихией, и преодоление огромных расстояний по совершенно безлюдным пространствам, и встречи с людьми, которые видят в путешественниках вкусную пищу... Но такой вояж по материкам и океанам должен иметь какую - то цель. Может быть, научную? Или лучше - спасение хорошего человека, героя!

Лорд Гленерван и его жена Эллен столкнулись с загадкой - на борт их яхты поднята убитая акула, у неё в желудке - бутылка, а в бутылке...
Три размокшие записки на трёх языках. Повреждены разные части текста, так что смысл написанного можно понять: капитан Грант потерпел кораблекрушение и оказался на необитаемом острове. Но где?! Видна только цифра 37. Это, явно, параллель. Но на этой параллели Южная Америка, Австралия, Новая Зеландия - и это не считая островов...
Но как не попытаться спасти того, кого знает и любит вся Шотландия? Ведь этот капитан пять лет назад отправился в плавание, чтобы осуществить свою мечту - подарить Шотландии ненаселённые острова для соотечественников, которые хотят и могут работать на себя, создавая некое идеальное общество, свободное от грешной Англии.
Дети капитана Гранта, Мэри и Роберт, узнали из газет, что отец, которого они давно мысленно похоронили - жив! Но отправить экспедицию на поиски? Лорды адмиралтейства отказали... А Эллен Гленерван отказать этим чудесным ребятам не может. Для неё с мужем это будет незабываемым свадебным путешествием - обогнуть на своём "Дункане" всю землю по тридцать седьмой параллели!

Когда автор принёс почти готовый роман издателю, он услышал немало комплиментов ( Увлекательно! Познавательно! География, этнография - такие, что не нужны никакие учебники!). Но... Одно "но" издатель всё же увидел:
- У Вас нет запоминающегося, неповторимого, авторского персонажа. Героя, какого в литературе ещё не было. А ведь Вы пишете о науке... Что если в этом сюжете появится учёный-который-знает-всё?
- Как же он появится в готовом сюжете... Свалится с неба?
- Да пусть хоть с неба!




И вот - через сутки после отплытия "Дункана" на его палубу выходит из каюты некто, карикатурно длинный и тощий, в круглых очках и клетчатом плаще. Он не спеша раздвигает гигантскую подзорную трубу и начинает любоваться океаном. Но откуда посреди океана появился на корабле этот таинственный незнакомец?
А очень просто - сел не на тот корабль, проклятая рассеянность! Что возьмёшь с географа, члена всех академий наук, Жака Паганеля!
Немного похож на кузена Бенедикта из "Пятнадцатилетнего капитана"? Немного. Разве что очками да лёгкой чудаковатостью. Потому, что по натуре Паганель - не созерцатель, это человек действия. Очень скоро читатель начинает понимать, что герои книги взяли на себя задачу, совершенно непосильную. И если экспедиция не только не погибла, но и достигла цели - это исключительно благодаря знаниям, изобретательности, силе воли, неуёмной энергии и всегдашнему оптимизму "случайного попутчика". И сколько же мальчишеского в этом академике всех академий! Не случайно наилучшими друзьями они становятся с Робертом!

Пожалуй, именно Жак Паганель получился самым интересным авторским созданием Жюля Верна. Именно таким виделся ему идеальный соотечественник, французский характер в лучшем своём воплощении.

***
Верный своему принципу "населять" свои романы представителями всех национальностей, европейских и не только, Жюль Верн сравнительно редко писал о русских. Понятно - побывать в России ему так и не довелось. Но тем интереснее узнать, какими же ему представлялись мы?
В романе "Клодиус Бомборнак" французский журналист путешествует по Транссибирской магистрали, поражаясь бесконечности России:
- А ведь никто в мире не верил в возможность этого пути! Но я сразу сказал: русские - они такие... чем более невероятно - тем больше вероятности, что они это сделают!
Устами героя это сказал сам автор: ведь роман был написан... за пять лет ДО открытия Транссиба!

***

А самый малоизвестный (и самый сенсационный) роман Жюля Верна "Париж, двадцатый век" (или "Париж сто лет спустя), увидел свет лишь в 1994 году! Рукопись считалась утраченной, но была найдена правнуком писателя. Книга опубликована с купюрами - целиком даже не решились!

Это роман о человечестве, единственным божеством которого стали деньги. О человечестве, освоившем технологии скрещивания растений с "живыми молекулами" животных – и, в результате, получившем баснословные урожаи. Сыты все, но как биологический вид, человек запустил механизм собственной деградации. Чтение книг для большинства уже просто непосильно - и общество высмеивает тех ненормальных, кто не может расстаться с печатными сокровищами, кто собирает по помойкам книги, выброшенные людьми нормальными!
Жутковато…

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе


Комментариев нет