​Александра Бруштейн. В рассветный час

Александра Бруштейн. В рассветный час

Александра Бруштейн. В рассветный час.


Во второй книге трилогии Сашенька уже в том "трудном - опасном" возрасте, когда влияние родителей перестаёт быть определяющим. Воспитывает общество, "жизнь". И мир тринадцатилетней девочки делится на своих и врагов... Какие могут быть "враги" у провинциальной институтки?

Сначала о "своих". Это и родители, пусть даже знающие не всё на свете, и вообще, "ужасно старые", и "мадемуазель Поль", и ворчливая няня Юзефа. И друзья отца, которые, в отличие от маминых подружек, заходят не просто пообщаться, а обсудить то, что происходит в большом мире. Волей-неволей они говорят о том, что "ребёнку слышать рано", но ни разу этого "ребёнка" не прогнали. Даже терпеливо объяснили, почему их не огорчила смерть Александра III, и каких именно перемен они ждут от нового государя.

Александра Бруштейн. В рассветный час

Самый замечательный из этих друзей - старый доктор Рогов, который был ещё другом дедушки - они вместе геройствовали в Севастополе! У него такая интересная квартира - заставленная аквариумами и террариумами, и такой чудесный сад, который он сам вырастил, и какая-то тайна в прошлом... Тайна раскрывается неожиданно - доктор получает уведомление о смерти генеральши Хованской - Инночки Благовой, своей первой и единственной любви. Сорок лет назад родители не сочли молодого доктора солидным женихом, и выдали дочку за генерала. Он не смог её забыть - так и не женился, а она, казалось, смирилась. Но, похоронив сына, сноху и мужа, она завещает Ивану Константиновичу... двух своих внуков! "Не отказывайтесь, милый Ваня, умоляю Вас! Никто не сможет их воспитать лучше"... И в берлогу старого холостяка въезжают Лёня и Тамара. Станут ли для Сашеньки "своими" и они?

А одноклассницы? Тесный кружок из шести подруг получился сам собой... Нет, всё началось с того, что одна из девочек (в первый день они ещё и по именам - то друг друга не знали), похоронив накануне отца, совсем растерялась. Учителям не пришло в голову даже посочувствовать, а как помочь - сообразила только дочь юриста Лида Карцева. И дружеским кружком стали те, кто взялся помогать!

Оказалось, помогать людям, чувствовать себя нужными - можно всегда. Сколько людей хотят - и не могут учиться! Бесплатные уроки для гимназистов - дело чести, почти у каждого по одному - два ученика. Вот например, евреям попасть в гимназию почти невозможно, гимназическую программу им предлагается сдавать при учебном округе экстерном, экзамены раз в полгода. А просто "отстающие"? В институте, буквально, дарвинизм в действии - отстающие каждый год должны отсеиваться. Но вот - год закончен без потерь, все переведены. Никакого чуда - это одноклассницы "переобъясняли" им уроки вопреки запрету начальства!

Александра Бруштейн. В рассветный час

А вот могут ли быть "своими" учителя? Большую часть своих наставников Сашенька характеризует кратко: "паноптикум"! Хотя садистка только одна - классная дама по прозвищу "Дрыгалка".

Остальные - просто скучные ремесленники. Хорошим приходится считать того, кто хорошо знает свой предмет, любит его, потому, что детей здесь, кажется, не любит никто. Хотя... а Гренадина? Справедливая, способная на человеческие чувства, она даже спрятала от завуча забытую ученицей секретную книжку про Маркса!

Вести из "большого мира" приходят с газетами. "Дело мултанских вотяков". Искусственно разжигая межнациональную вражду, обвинили в ритуальном убийстве людей, которые, не владея русским языком, не могли оправдаться! Их адвокатом стал писатель Короленко - и доказал всю сфабрикованность обвинения. И только "враги" были равнодушны к этому процессу! Так же, как и процессу Дрейфуса во Франции.

Вот и водораздел между "своими" и всеми остальными. Для "своих" чужого горя не бывает! Как для Гирша Леккерта, который сам, по своей инициативе выстрелил в губернатора (накануне губернатор отдал приказ о поголовной порке заключённых - и присутствовал лично, следил за добросовестностью палачей). Но губернатор перед законом прав - а Леккерт будет повешен. Впервые в жизни Сашенька увидела, как её папа плачет. От бессилия.

Александра Бруштейн. В рассветный час

Но стоит только раз сказать себе, что от тебя ничего не зависит, стоит только раз поддаться соблазну встать в удобную позу наблюдателя... И урон уже терпит свой тесный кружок!
Вот Меля Норейко, поначалу - верный дружок, с единственной забавной особинкой - "уж-жясная обжора"! Пытается даже участвовать в интеллектуальной забаве - литературном журнале ( её роман про "страдалицу Андалузию и принца Грандотеля" - великолепный образчик "девочкового творчества").
(рис. страничка из комикса)
Но придёт время - семья ей объяснит, что в этой жизни важно, а что - нет. И "неважным" окажется всё, кроме сытости.
А Тамара Хованская? Так изящно - аристократично страдала, что попала в провинцию, так старалась подружиться со знатными-богатыми, но эту "придурь" одноклассницы ей простили. За действительные достоинства. И что же? Хватило нескольких писем питерской тётушки, чтобы внушить ей "истинные ценности" - главное - замужество! Только в высшем свете! И упорхнула Тамара от доктора Рогова, который успел её полюбить, к тётушке, которую совсем не знала. Тётушка обещание выполнила - выдала шестнадцатилетнюю племянницу за "старого бульдога, зато богача - удивительного"! Тамара счастлива. И больше всех её за это презирает родной брат Лёня.

Совершенно неожиданно в лагере "своих" оказывается учитель математики Горохов. Тихий, хворый, незаметный. Его приняли на работу за два месяца до выпуска, и он с ужасом обнаружил, что большинство девочек не продвинулись дальше таблицы умножения - математики у них не было месяцами. Целый выпуск шёл на скандальный провал - а начальству было всё равно... И вот этот честнейший интеллигент, сгорая от стыда, всё же передаёт девочкам задачи, которые будут на экзамене. Чтобы разжевали, разобрали по косточкам со всеми!
- Поймите, - скажет он потом, после благополучно сданного экзамена, - если бы вы были виноваты, если бы бездельничали, я бы и пальцем не шевельнул. Но вы виноваты не были!
Школа позади, и глядя на убегающий поезд, выпускницы скандируют в такт стуку колёс:
- В Пи-тер! В Пи-тер! Вмес-те! Вмес-те!
Учиться, дружить, жить...
"Благословенны дороги, по которым мы уходим в даль!"

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе

TEXT.RU - 100.00%


Комментариев нет