Шарлотта Бронте. Шерли. ч.3

Чем же живёт это общество, кроме забот о деньгах и "приличиях"?


Самые высокие материи - это заботы... матримониальные. Устройство браков, своих и чужих.
Уже к семнадцати годам девицы здесь становятся форменными истеричками: "уж замуж невтерпёж"! На фоне всех этих мисс обе героини романа - Каролина и Шерли, - выглядят личностями уже потому, что замуж они хотят за кого-то конкретного. За любимых. Остальным же просто "надо замуж". Всё равно, за кого, лишь бы избавиться от ненавистной приставки "мисс"!

Сегодня такую манию сочли бы результатом крайне заниженной самооценки, но здесь дело совсем в другом... Всем этим дочкам и кузинам можно лишь посочувствовать потому, что любой другой вариант судьбы для них... неприличен! Учиться? Да что они, мужчины, что ли?! Путешествовать? Здесь "путешествуют" только чтобы скрыть беременность. Работать? Самой?! Кормить себя?! Стыдоба...

Вот и получается, что "замуж" - это для них просто продолжение жизни. Иначе они перестанут замечать движение времени, их часы остановятся навсегда. А шансы близки к нулю: мужчины - то в 17-18 лет уезжают в большой мир. "Рынок невест переполнен".

Но чем - то же они занимаются? А знает ли кто-нибудь, что такое "миссионерская корзинка", она же "Палестинская"?
Это здоровенная корзина, как для белья, которую переносят из дома в дом, и право же, многие дамы с большей радостью увидали бы на своём пороге хоть самого Сатану. Дело в том, что появившуюся на пороге корзину им надо пополнить чем - нибудь, сшитым своими руками: игольница, чепчик, футляр для карт, колпак на чайник... Всё это будет продано в Библейском обществе "варварам - мужчинам" по баснословно высокой цене, а выручка пойдёт "на обращение иудеев в христианство". Ну или не иудеев, а "цветных рас земного шара".

Вообще же умение владеть иголкой - здесь и альфа, и омега женского образования. Что к этому можно добавить? Разве что умение печь пирожки.

Но вот мисс Мэнн и мисс Эйнли - добровольные сёстры милосердия, которым не один бедняк в округе обязан жизнью, живут именно так по велению души. И что же? Бедняки так привыкли к самоотверженности добрых старых дев (обеим по пятьдесят), что и благодарить - то забывают. А те, кто побогаче, только пожимают плечами: "надо же уродинам за что-то себя уважать! Они и смолоду-то красивы не были".

"А в это время Бонапарт переходил границу"...

Нет, слава Нельсону, вторжение на остров не состоится. Но - блокада. И будь судьба Англии в руках таких людей, как великолепный Роберт Мур - Англии бы уже не было. Разорённая буржуазия требовала окончания войны на любых условиях, абсолютно на любых - "Они отдали бы Наполеону не только верхнее платье, но и сюртук, и жилет, и всё прочее - попросили бы только дозволения оставить себе ту часть одежды, где находится карман с кошельком".
Задолго до Маркса мисс Бронте поняла, что "у буржуа нет отечества"!

Роман трудно назвать автобиографическим, хотя Каролина - это в значительной мере автопортрет автора, а в Шерли много черт её рано умершей сестры Эмилии. Но о чём бы и о ком бы не писала Шарлотта Бронте - она никогда ничего не выдумывала. Люди, обстоятельства, почти все события в её романах - реальны. И выход из этого замкнутого круга провинциального бытия Шарлотта нашла наилучший - рассказала потомству об Англии. Непарадной, неброской, не слишком умной. О такой Англии, какой она её знала. И любила.
Несмотря ни на что - любила.

Наталья Баева для портала ​Гостиная студии Беркана


Комментариев нет