Великая детская литература.

​Двадцатые годы двадцатого века - это ещё и годы рождения детской литературы. Полноценной, со всеми видами и жанрами: лирикой и эпосом, романом, повестью, пьесой и рассказом, с поэмой, сказкой и песней.

***

Приветствуя съезд писателей, пионеры дали наказ, а точнее попросили: "Расскажите о своём детстве! Интересно же - ведь это было ещё до революции!" Для двенадцатилетних это - если не в соседстве с динозаврами, то уж точно как "до нашей эры".

И на свет одна за другой появляются повести, общая тема которых - дореволюционное детство. В них нет ни слезливых вздохов о царящей кругом "несчастности", ни назидательности: "Цените, детки, как вам повезло родиться в счастливое время". Не потому только, что авторы талантливы, но прежде всего потому, что они честны. И писали они не о "детях вообще", а конкретно о себе, своих семьях, своих друзьях и соседях, своей школе... Несправедливости были, но борьба с ними - занятие увлекательнейшее для подростка. И ведь победили, раз стали писателями! "Серебряный герб" Чуковского, "Белеет парус одинокий" Катаева, "Кондуит и Швамбрания" Кассиля - книги на все времена.

И совсем неожиданно в этом ряду оказалась Александра Бруштейн. Скромный автор пьес для детского театра, она считалась крепким "середнячком", звёзд с неба не хватала. Но написанная ею уже на седьмом десятке трилогия "Дорога уходит в даль" сразу выдвинула её в первый ряд нашей детской литературы. И только ли детской?
"Дорога"... - это тоже рассказ о том, как бабушка была девочкой. О жизни, которую уже мало, кто помнил, а школьники не могли себе и представить.

Но и современность становилась "историей", эпосом прямо на глазах. И вручить детям книги о современности - значило выиграть битву за будущее.

Осенью 1922 года в кабинет командарма Фрунзе вошёл растерянный молодой человек:
- Меня списали из армии по здоровью... но я не хочу, да и не умею заниматься ничем другим... без красной армии мне и жить незачем.
С интересом расспросил Фрунзе о боевом пути красного командира. Уже в 17 парнишка командовал полком! Его рассказ хотелось записать...
- А стихи вы пишете?
- Пишу, но не печатал...
- Есть для вас должность, есть. Вы можете стать командармом армии будущего. Мы не знаем, сколько лет передышки нам дают враги, но война будет. Если бы вы, писатели, смогли воспитать поколение для войны, поколение победителей!..

Так Голиков Аркадий из Арзамаса стал писателем Гайдаром. Крупнейшим явлением литературы для "детей на выходе из детства".
Его "Школа" - может быть, самая жестокая книга о взрослении. Четырнадцатилетний солдат осознанно рискует быть убитым - и убивает сам. Ни азарта, ни ликования - просто будни войны. Враг, с которым невозможно договориться, подлежит уничтожению. Точка.
Но какая светлая, искренняя вера в Настоящую Жизнь, которая непременно наступит, как только будет очищен от нечисти общий дом - Россия!

"Школа", переведённая на язык сказки - это "Мальчиш Кибальчиш". А ещё были "Дальние страны", "Военная тайна", "Чук и Гек", "Тимур и его команда"...
И "Судьба барабанщика". Едва ли не единственная книга для подростков с "темой репрессий". Чистка комсостава накануне войны - как к этому должны были относиться дети красных командиров, можно ли было ЭТО пережить достойно?! Юному герою повести это удалось...
Гибель Гайдара в одном из первых сражений Отечественной войны (ради спасения отряда!) стала прекрасным завершением прекрасной жизни.
А одной из самых преданных читательниц Гайдара была Зоя Космодемьянская. Повернётся ли язык назвать её жертвой? Победитель!

Война ввела новые темы в литературу - как во "взрослую", так и в детскую.
Но масштаб сделанного за два десятилетия между двумя войнами мы, похоже, ощущаем только сейчас. Зайдите в книжный магазин, взгляните на полки для дошкольников: Маршак, Чарушин, Бианки, Михалков, Барто, Чуковский, Олеша, Волков, Толстой, Гайдар... Книги, на которых выросло несколько поколений!
Было время, казались забытыми Кассиль, Бруштейн, Пантелеев, но сегодня о них "вспомнили". Нет новых авторов?
Авторы есть. Нет высокой цели, одной на всех. Ради которой стоило бы жить и погибать.
И говорить с детьми о Самом Главном.

Наталья Баева для портала Гостиная студии Беркана


Комментариев нет