• ​Первый подарок от любимой дачи

  • Учимся рисовать схемы для бисероплетения в word. Урок №3

  • ​Учимся рисовать схемы для бисероплетения в word. Урок №1

  • Мои любимые уичольки

  • ​Камень который катится, мхом НЕ обрастает

Популярные Авторы

Новые Авторы

​Островский Александр Николаевич. 1823 – 1886.

Сколько сословий было в России - на этот вопрос не всякий русский министр ответил бы, никуда не заглядывая. А декабристы, например, полагали, что их только два - деспоты и рабы. Где же "средний класс"?

Те, кого по положению и достаткам можно было отнести к среднему классу (опоре всякого устойчивого государства), составляли... около двух процентов населения. Купечество. Место обитания этого редкого вида - обе столицы, да несколько торговых городов на Волге. Кострома, Ярославль, Нижний... и Москва. Целый отдельный, неизвестный "чистой" публике мир - Замоскворечье.

олумбом Замоскворечья" современники назовут великого драматурга Александра Островского.

***

Здесь на календаре 7441 год от Сотворения мира, здесь предания и традиции, о сути и смысле которых уже никто не помнит, просто "исстари так повелось". Здесь живут за высокими заборами - границами, а семья - государство в государстве. Абсолютная монархия. Здесь почитается вздором всё, что не приносит денег, а вместе с ними и престижа. Это тёмное царство, старообрядческая оппозиция, диссидентство, зовущее не в будущее, а куда-то в допетровское прошлое - и станет коллективным героем великого драматурга.

В реальности всё же тьма не была столь беспросветной, если здесь, в самом центре Замоскворечья, жила семья, не совсем типичная. Отец будущего писателя Николай Фёдорович, священник по образованию, отказался от духовной карьеры, и принял место в суде. Стряпчий. Делопроизводитель. Служил хорошо, удалось получить за выслугу личное дворянство. И никого не возмущало то, что детям он даёт образование вполне светское. И то, что в доме обширная библиотека. И даже то, что после смерти матери писателя Любови Ивановны отец женился на ... иноверке. Протестантке. Эмилия фон Тессин, шведская баронесса, стала детям замечательной мачехой - сама обучала их языкам, полностью взяв на себя заботы об их образовании.

Гимназия была окончена Александром благополучно, а вот университет - нет, внезапно ушёл с третьего курса. Скучно было на юридическом факультете, руки сами тянулись к перу - в своём призвании Александр уже не сомневался.

Отец был практичным. Против писательства не возражал, но это - не карьера, не положение, не деньги, наконец. В часы, свободные от службы - пиши, но кормить должна служба. Николай Фёдорович и сына устроил в суд - на маленькую должность канцеляриста.

Самое первое произведение Островского "Записки замоскворецкого жителя" - юмористический монолог о "неведомой стране Замоскворечье, о происхождении названия которой спорят, но не могут решить, не от слова ли "скворец"? Географический и этнографический очерк этой "страны" - и рассказ о самом типическом её аборигене Иване Ерофеевиче - это читалось вслух, и произвело на слушателей впечатление хорошей комедии. Это же... для сцены!

И уже следующая вещь была написана для сцены - пьеса "Свои люди - сочтёмся".

Купеческой дочке Липочке "уж замуж невтерпёж", но муж нужен ей только из благородных. Папеньке - купцу Большову - нужен богатый, а маменьке - старообрядец, "чтобы лоб крестил по-старинному".

Своевольная Липочка уже нашла себе дворянина, и дело идёт к свадьбе, но - он же на деньгах женится, а как это дочери доказать?! И Большов объявляет себя банкротом - все деньги он переводит на приказчика Подхалюзина. Под честное слово.

Благородный жених исчез, а Липочка (не пропадать же свадебному платью), повздыхав о несбывшемся, выходит замуж за внезапно разбогатевшего Подхалюзина. С условием, что жить будут отдельно - и по моде.

Всё, перехитрил купец сам себя! От дочери и зятя он теперь копейки не увидит. Долговая тюрьма? Что же им, в ситчик из-за этого переодеться, с шелками распрощаться?

Пьеса была запрещена к постановке. Это ли не самая лучшая реклама начинающему автору?!

Однако драматурга слегка смутило замечание слушателей о том, что у него царство уродов, не на ком и глазу отдохнуть. Нужны же и хорошие, светлые люди - хоть для контраста?

И в пьесе "Не в свои сани не садись" Островский обыграет тот же сюжет - но здесь все его герои вполне симпатичны.

Благородный аристократ, промотавшийся офицер Вихорев решает поправить свои дела женитьбой на богатой купеческой дочке. Простодушная Авдотьюшка искренне считает, что дворянин - это как счастливый лотерейный билет. Но папаша Русаков, ясно видя намерения этого дворянина, подыскал дочке жениха своего круга - Ивана.

Объявил Русаков себя банкротом - и "благородие" испарилось бесследно. Только прежде уговорил Авдотью бежать с ним и тайком обвенчаться - а перед венчанием и сбежал на поиски невесты побогаче.

Дочь, "опозорившую семью", встречают, как преступницу, но Иван не отступился - женился. Не "благородный" какой - нибудь!

Аристократишка симпатичным не получился, но остальные - положительны вполне. Только все равно ведь "условно-положительны", об идеальности смешно говорить. А есть ли в этой действительности люди идеальные?

«Бедность - не порок» - едва ли не единственная пьеса, в которой Островский находит ростки будущего.

Приказчик Митя служит у богатого купца. Он, что называется, принят в семье, может ходить в хозяйские комнаты, его приглашают к обеду - но всё равно косятся, что неважно одет. Как будто не знают, что на своё скромное жалование он кормит мать! И в ком может встретить сочувствие его любовь к хозяйской дочке Любе? Отец - купец хочет выдать её замуж всё равно за кого, лишь бы - в Москву!

Под кипой счетов и расписок у Мити томик стихов Кольцова. Тоже ведь был купцом - а какие стихи! Пусть над Митиными мечтами об образовании смеются - он и сам пробует свои силы, рифмует. И ухитряется тайком вручить свои стихи Любе. Она поняла правильно! И даже ответ написала, "только не стихами, а так просто"... Любит!

А вокруг обычная купеческая жизнь - торговля, загулы, ряженые, скучающая хозяйка, московский жених со своим бриллиантовым перстнем... Воля отца - закон, и Люба согласна венчаться с Коршуновым. Пусть век маяться - но честно, по закону, чтобы никто ничего сказать не мог! И срывается эта свадьба в последний момент не благодаря плутням и интригам, а просто потому, что купцы между собой - как пауки в банке. Конкуренты припомнили друг другу все грехи, и самым хищным оказался Коршунов, пожилой жених!

Вот момент объясниться с отцом! Митя и Люба получают благословение, пусть даже пополам со вздохами: "Беден, не ровня! Ну да бедность - не порок".

Славные они, эти Митя и Люба, милые. Но разве не было в реальности таких вот хороших, дружных пар? А как они могут изменить вековечное "тёмное царство"?

Никак.

Но в пятидесятые годы уже было очевидно, что привычная жизнь Замоскворечья дала трещину. Ещё не очень понятно, от кого и от чего это "начало конца", но степенные столпы купеческого общества встали в круговую оборону.

"Самодур" - меткое слово, и совершенно новый тип, открытый Островским. Буквально - тот, кто одурачил себя сам. Тем, что не впускает в свою жизнь ничего нового, даже и хорошего, и полезного. Привычный порядок даёт ему самое для него ценное - ВЛАСТЬ. Пусть даже только над домочадцами, но - власть!

Вершинное достижение этого периода - хрестоматийнейшая пьеса "Гроза", разобранная по косточкам многими поколениями школьников. Кто же не знает, что "Катерина - луч света в тёмном царстве"? Ведь это её судьба как прожектором высветила для обитателей города Калинова очевидную вещь: так жить нельзя.

Или всё же можно?

На сцене разворачивается, вроде бы, банальная семейная драма: свекровь невзлюбила невестку, у невестки нет причин любить свекровь. Ситуация вечная, и сегодня на форумах невестки жалуются на свекровок, и наоборот. Смешно тем, кто сам не побывал в такой ситуации, но справедливо считается, что обе стороны, мягко говоря, недостаточно мудры. Особенно свекровь: она по определению должна быть умнее и дальновиднее. Потому, что старше и опытнее. Это её задача - подружиться с женой сына, и со временем передать ей бразды правления в доме.

Но купчиха Кабанова ведёт себя так, будто её правление будет вечным. Этакая "вольная царица", подданных у которой только трое: дочь Варвара да сын Тихон со своей Катериной.

Варвара, впрочем, "автономия" - она молчалива да скрытна. Мать о её тайнах не догадывается. Только тайна-то обычная - девичья: любовь...

А Катерине и в самом деле посочувствуешь: её Тиша - приложение к своей матушке, они неразделимы. Юная женщина полагала, что выходит за мужа, а получилось - ещё и за Кабаниху: ведь это именно свекровь решает, как жить, как себя вести, что говорить, что думать... Всё ещё можно было бы поправить, если бы Тихон взял её в Москву, но ему не терпится ВЫРВАТЬСЯ. Загулять. Что - то себе позволить без оглядки на маменьку - абсолютного монарха. А ей не хочется?! А она не имеет права "хотеть", её удел - терпеть.

И этот ответ любимого Тиши Катерина воспринимает, как предательство.

Как же она хочет жить, чего ей не хватает? Воли - это понятно, но как она жила бы на воле? В разговоре с Варварой Катерина с умилением вспоминает о жизни в девушках: цветы выращивала, странниц слушала, вышивала, молилась так сладко, что ангелов видела!

- Так ведь и у нас то же самое! - недоумевает Варвара.

- Да здесь как будто из-под неволи...

Здесь этим занимаются не потому, что любят, а просто - так исстари заведено, эти занятия для купчихи приличны. А что любят? Побеги да загулы? Тайную жизнь? К тайной жизни Варвара и пригласит Катерину: вручит её ключик от потайной калиточки. Если всё будет шито-крыто, почему бы и не встретиться в сумерках с приказчиком Борисом?

Борис - другой, из другого мира, лучше, добрее... радость единственная! Почему? Катерине для этих восторженных мыслей довольно того, что Борис, единственный во всём Калинове, носит... европейский костюм!

Могла ли её судьба сложиться иначе? Фантастические варианты типа "уехать в город и поступить в институт" опускаем. Невозможно по нескольким причинам. Встречаться с Борисом украдкой? Так это будет уже не Катерина, а Варвара. Ничем Варвара не плоха, но Катерина уважает себя. Двойная жизнь - не для неё.

Бежать из дома она готова - с Борисом. Но Борис оказывается предателем даже хуже мужа - не возьмёт он с собой Катерину. Он рискует... наследством, которого всё равно не получит!

Бежать одной? У неё и паспорта - то нет, женщинам он не полагался, да и мужчинам - далеко не всем. Бродяжку быстро вернули бы мужу - по этапу. Разве что под видом странницы? Но куда бежать - к султану Махнуду Персидскому, или к султану Махнуду Турецкому? Никакой другой картины мира у Катерины не сложилось - только то, что слышала от разных Феклуш.

Домой?! Легче в могилу!

Самоубийство - ни для кого не выход, просто жест отчаяния.

"Вы её убили, вы!"- кричит Тихон матери, а она лишь привычно обещает "дома с ним поговорить". Не примет Кабаниха упрёков: как она "убивала" - то? Правильными словами? И что, очень от слов больно? Мракобесие?! Это что же, её предки, бесясь во мраке, построили Калинов и ещё полсотни таких "калиновых" по всей Волге? Правильно жили - вот всё и получалось, а от неправильной жизни можно только загулять, как Тихон, да погубить свою душу, как Катерина.

Каждое поколение с годами становится хранителем устоев, каждый когда-нибудь вздохнёт, как Кабаниха: "Как после нас мир-то стоять будет?"

Но если устои душат ростки нового - пора их опрокинуть, пора. И не смертью, а жизнью и трудами. Кулигин - доморощенный изобретатель? С ним связывать надежды у критики не принято - робок и слишком зависим от местных богатеев. На громоотвод денег не допросишься, знать не хотят, что такое "елестричество".

Но в Калинов уже тянут железную дорогу - и зритель понимает, что этому жизненному укладу - конец. Кабаниха не поедет на "огненном змее"? Ничего, "змей" без работы не останется, поедут другие.

И если наш сегодняшний мир совсем не похож на "тёмное царство" - спасибо за это тысячам, миллионам "Кулигиных"!

***

Шестидесятые годы. Великие реформы Александра Второго меняли весь жизненный уклад. Если уж отправлено на свалку истории крепостное право, могло ли устоять "тёмное царство" купцов - старообрядцев? И противники, и горячие поклонники, театралы, задавали себе вопрос: а не исчерпано ли развитие Островского? Похоже, узкому специалисту по купечеству теперь только и остаётся, что писать на прежнем материале не драмы (остроту конфликтов сняла сама жизнь), а комедии? Ведь "денежный мешок" и люди, от него зависимые - типажи вечные.

Неужели впереди - только закрепление былых достижений?

Казалось, и сам Александр Николаевич не стремится искать что-то новое. Зачем искать, если сама жизнь уже "нашла" и щедро предлагает? Только бери! Но это - действительно материал для комедий.

Купец, например, уже не тот, никого теперь не удивишь сюртуком - галстуком, приоделись все. И образование в торговую среду проникло. В его необходимости, как будто, не сомневаются, но не уверенны, нужны ли "лишние" знания, не приносящие денег? А техника, организация труда, экономика - это да, это полезно. И такой "полуобразованец" с виду ничем от дворянина и не отличается. Чем не партия для дворянки?

"Бешеные деньги" - это о том, что именно идёт на смену Замоскворечью.

В свете разнёсся слух, что провинциальный купец Савва Геннадьевич Васильков сказочно богат, у него золотые прииски! Надо ли знать о нём ещё хоть что-нибудь, если главное достоинство налицо?! И разорённая дворянка Чебоксарова спешит отказать жениху своей дочери Лидочки, отвадить поклонников - и вручает своё сокровище "миллионщику". Лидочка счастлива - муж оплатит их долги! Впереди весёлая жизнь на широкую ногу! Но почему скучный Савва Геннадьевич всё что-то подсчитывает, всё напоминает про какой-то бюджет?

- У вас же золотые прииски!

- Откуда? И медных - то нет.

Дамы в слезах - как страшно ошиблись! Остаётся только поискать мужу доходное место, а долги оплатят бывшие поклонники - пожертвует Лидочка принципами, продаст им свою любовь!

За "продажей" её и застаёт муж. И исчезает из её жизни.

Освобождение? Но ведь долги-то не погашены, и гасить их никто не собирается. Придётся на поклон к мужу...

Савва Геннадьевич предлагает жене... работать. Поступить на должность экономки в доме его матери. Справится, исправится - возьмёт он её с собой в Питер. Дворянка возмущена, унижена, но... что делать? Согласилась.

Столкновение поэзии и трезвого расчёта? Пародия на такое столкновение. Савву немного жалко - прозаический тип, но ведь любит, как умеет. А Лидия - не умеет. Никак.

И драма купчихи, запертой по-старинке в терему, может стать комедией. "Сердце - не камень".

Вера Филипповна как была выдана замуж в пятнадцать лет за степенного купца Тита Титыча - так и не выходила из дома никуда. Живёт среди Москвы - и Москвы не видала. Разве что в церковь да в баню ей можно - это рядом, а по магазинам - пару раз в год, и только вместе с мужем: обожает купец своё сокровище, охраняет, холит и лелеет. Правда, сам всё в делах, лишний раз и взглянуть на жену некогда - зато спокоен, что всем она удовольствована. А у неё единственное удовольствие, единственное развлечение - Писание да молитва.

Но вот, пожилому купцу пришло время умирать. И обещает он все свои миллионы отписать жене с единственным условием - если она никогда больше замуж не выйдет. Но как же Вера может такое обещать?

- А если... полюблю? Сердце - не камень...

Это не смешно - когда в теле взрослой женщины живёт всё та же пятнадцатилетняя купеческая дочка. Её развитие остановилось двадцать лет назад. Остановлено искусственно.

Муж покричал, повозмущался - но в деньгах не отказал. Сколько же у новоиспечённой миллионерши объявилось друзей, дальней родни, да и просто назойливых попрошаек! И рассуждает купчиха:

- А по-христиански ли это, не отдать лишнее тем, у кого нужного нет? Ведь рука дающего не оскудеет?

И даёт, и даёт. Умирающий муж в умилении: вот, для чего деньги-то даны, вот, кто правильно распорядится! Лишь бы замуж не выходила!

Но приказчик Ераст заглядывает в глаза - и умоляет "не отнимать у него надежду". Не отнимет купчиха у него надежду - "не по-христиански это - надежду отнимать". Честно говорит мужу, что замуж пойдёт.

- Моей смерти ждёшь?! Убить тебя? Убью!

И - смиряется. Умирает.

Надолго ли теперь хватит вдовушкиных денежек, как бы велики они ни были? Злую шутку сыграла с купчихой её детская, наивная вера. Или не вера, а просто инфантильность?

***

Однако и сам Александр Николаевич почувствовал опасность превратиться в развлекателя публики. Купеческая тема была закрыта. Казалось, навсегда.

Переводы Сервантеса, Гольдони, Шекспира познакомили театралов с ещё одной гранью дарования любимого драматурга.

А вот свою так называемую личную жизнь Островский не афишировал. Вероятно потому, что складывалась она неудачно. Всю жизнь любил замужнюю женщину, которая была к нему вполне равнодушна. Вероятно, подавала надежды, но овдовев, вышла за другого.

А его любила Агафья Ивановна, крестьянка. Первая читательница и первый критик его пьес, она поддерживала "благодетеля" во всём, родила ему шестерых детей - и все шестеро умерли в младенчестве. Видно, не судьба...

Лишь через два года после смерти верной Агаши Александр Николаевич женился на женщине своего круга, Марии Васильевой. Этот брак бог благословил - трое детей.

Гостеприимный, хлебосольный дом Островских стал салоном, центром притяжения для творческой интеллигенции. Гончаров, Григорович, Тургенев, Писемский, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Толстой, Чайковский, Ермолова - вся литературная и музыкальная Москва, и не только Москва.

Начальник Театрального училища, заведующий репертуарной частью драматических театров, председатель Общества Драматических писателей - это не просто почётные звания, это работа. И не слишком денежная. Лишь в конце жизни драматург получит персональную пенсию - три тысячи рублей.

Всё же биография Островского - это его пьесы. И их постановки в Московском Художественном театре, в Александринском, в Малом...

От своей главной, едва ли не единственной темы, драматург попытался уйти в историю. Его пьесы "Кузьма Минин", "Тушино", "Дмитрий самозванец" шли с успехом, нравились публике, но... поклонники с нетерпением и надеждой ожидали "возвращения Островского".

Из этого периода остаётся любимой (действительно любимой даже теми, кто не любит читать) лишь одна вещь - "Снегурочка". Очаровательная сказка по мотивам древнейшего, ещё дохристианского эпоса, давала возможность и актёрам, и костюмерам - декораторам, и музыкантам увести зрителей в прекрасный мир той Руси, которую уже никто не помнил, а значит - её можно мастерски выдумать. Что Островский и сделал!

А когда по мотивам пьесы композитор Римский - Корсаков создал оперу - "Снегурочка" прочно вошла в наш национальный генетический код: её знают даже те, кто ни за что не вспомнит фамилию её автора! Мультфильм - то уж точно видели все.

И Островский "вернулся". В последних своих пьесах он поднимается до уровня философского обобщения. Если ещё недавно Россия могла казаться страной курьёзной (застряла в средневековье), если ещё недавно её население можно было разглядывать взглядом исследователя - этнографа, то теперь она на глазах становилась "как все". Дворянство - вчерашние хозяева жизни, - оказались в новых условиях совершенно беспомощны, а новые хозяева - нередко из крепостных. Заводчики, промышленники, торговцы - этот слой населения рос и набирал силы. "Как во всех цивилизованных странах". Это была наша первая попытка построения капитализма. На какие же сословия общество делилось теперь? "Волки и овцы"! Не можешь быть волком, а овцой - не хочешь? Есть и ещё один вариант - "вещь". Когда способность мыслить и чувствовать, сама душа человеческая становятся не просто лишними, а опасными для психики!

"Бесприданница" - последняя пьеса Островского, - о живой душе в мире чистогана.

Вдова Огудалова, обедневшая дворянка, не может не заботиться о будущем своих дочек. Ей не до изысков - выдать бы их хоть за кого-нибудь, лишь бы не остались голодными. Так старшей уже и в живых нет - выдала за кавказца, а тот её и зарезал.

Вокруг младшей - Ларисы, крутятся богатые купцы, но намерения жениться у них нет. Им бы просто поразвлечься - за любые деньги.

Сама же Лариса - любит. Пылко, восторженно любит эффектного, щедрого, весёлого Паратова. Да вот беда, Паратов исчез из города год назад - и весточки не шлёт. С досады Лариса сказала, что пойдёт за первого, кто посватается - тут и посватался мелкий чиновничек Карандышев. Пожилой богатей Кнуров уверен, что счастлива она с ним не будет - вот тогда долгожданный плод и свалится ему в руки сам. А пока он готов взять на себя все расходы по свадьбе - хищник выжидает.

Но в городе появляется Паратов. Ещё богаче, ещё веселее, да с упрёками, что неверная Лариса его забыла!

Презрев все условности, Лариса бежит к нему на пароход, кататься по Волге. Или она будет счастлива, или...

Счастье продлилось ровно одну ночь - наутро Паратов сообщил, что есть у него невеста. Богатая. Вот когда Кнуров решает, что настал его час! Под ногами путается ещё и молодой купчик Вожеватов с такими же намерениями? Двое "бизнесменов" разыгрывают "любовь" в орлянку. И Кнуров, счастливый выигрышем, предлагает Ларисе "такое большое содержание, при котором всякий стыд исчезает". В Париж!

- Я - вещь, - в отчаянии шепчет Лариса, - вещь...

И когда жених Карандышев, от которого никто и не ожидал никакого поступка, которого просто не замечали, стреляет в Ларису - умирая, она успеет сказать:

- Спасибо!

Пьеса, которая ещё лет тридцать назад казалась школярам таким же музейным экспонатом, как и "Гроза", и "Недоросль", сегодня стала остро-современной. Каждый спросит себя, считаю ли я такие отношения между людьми - нормальными? Если да - то сам-то я кто? Волк, овца или вещь?

А если нет - придётся признать и то, что капитализм в России невозможен. С первой попытки не удался - и со второй вот не получается.

***

Пятьдесят семь сценических произведений Островского стали основой русского национального театра. Не окно в другой, более интересный мир, а зеркало, поднесённое обществу, в котором мог увидеть себя каждый зритель, любого сословия, любого общественного положения, пола и возраста. В своих "купеческих" пьесах Островский не выдумывал ничего - практически все коллизии, все повороты сюжетов - из судебных дел. Нередко - из уголовной хроники. И история Катерины реальна - это в Костроме молодая купчиха бросилась в Волгу.

Мудрым был практичный купец Николай Фёдорович, настоял на службе сына в суде, на реальной профессии.

Как будто знал, что лучший драматург - это ЖИЗНЬ.

Наталья Баева для портала​ Гостиная студии Беркана