Ада Чумаченко. Человек с Луны


Ада Чумаченко. Человек с Луны.

Людоедство на островах Новой Гвинеи было легализовано ещё во второй половине двадцатого века. Сейчас этот милый народный обычай существует нелегально. Впору возмутиться непроходимой дикостью! Но если вникнуть, расспросить "дикарей" - в их поступках обнаруживается и логика, и этика. Только совсем другие...

- Вы ведь там, в Европе, воюете. В войнах гибнет много людей, а всё равно никто никого не может заставить жить по-своему. А мы ни с кем не воюем, мы просто раз в пять лет съедим чужака, и все об этом узнают, и к нам не суются!
Так многие ли решатся погостить у папуасов даже сегодня?
Вот почему, когда в 1871 году русский этнограф Николай Николаевич Миклухо-Маклай отправился на Новую Гвинею, не только обыватели, но и серьёзные учёные сочли это какой-то изощрённой формой самоубийства. Тем более, что ехал он без охраны и без оружия. Просто пожить среди людей, считавших себя единственными людьми на Земле. Узнать их обычаи, язык, познакомиться с образом жизни, чтобы ответить на важнейший вопрос: является ли человек единым биологическим видом? Дарвинизм ведь ничего не говорит о том, от одного ли вида обезьян произошёл человек, или от разных, "более человекообразных" и "менее".
Дневники "Маклая", украшенные рисунками, не просто документ - они сами по себе чтение увлекательнейшее! На их основе написано несколько повестей, в том числе и "Человек с Луны". Но почему рисунки, а не фотографии?

Просто карандашу тогда доверяли куда больше, чем фотокамере.
Первый день на острове. Николай Николаевич углубился в лес по едва заметной тропинке. Он не замечал нескольких пар глаз, следивших за ним, но... едва в просвет между деревьями показалась деревня, путешественник был окружён. Полдюжины воинов, вооружённых копьями! Как объяснить, что он - не враг?
И папуасы увидели, что странный человек... хочет спать! Выразительно зевнул, сел возле дерева, прислонился к стволу...
В тот день пришлось вернуться на корабль, так и не разглядев посёлок, но назавтра встреча оказалась уже почти дружеской: папуасы пришли в восторг от ярких материй, бус, железных гвоздей и ножей. Щедро заплатили фруктами и поросятами, и даже любезно доставили плоды своей земли на корабль. Но когда пришелец объяснил мимикой и жестами, что корабль уйдёт, а он останется, туземцы испугались!
Много дней прошло прежде, чем учёный понял: испугались за него! И не смогли тогда, сразу объяснить, что они-то люди хорошие, но у них очень злые соседи. Съедят они доброго белого человека!
Можно ли было устоять от соблазна объявить себя колдуном?! Оказалось, что пришелец может воду остановить (здесь никогда не видели зеркала), а может и поджечь! Очень эффектно горит спирт, но добрый колдун никогда не подожжёт моря!
Беспредельно наивный народец? Но разве не так же наивен в их глазах Маклай, который не ориентируется в тропическом лесу, не знает ни здешней кулинарии, ни здешних обычаев? Кто бы мог подумать, что завоевать доверие папуаса можно, подарив ему прядь своих волос! Стоит ли говорить, что через неделю волос у Маклая почти не осталось, зато доверяла ему теперь вся деревня Горенду?!
Сколько юмора, сколько забавных моментов возникает от самого обыкновенного "твоя-моя не понимай!" Но ведь это совершенно неизбежно при встрече людей разных культур, и ни в коей мере не означает, что встречаться им не стоило!
Общий язык был найден - выучил. И очень скоро папуасы говорили: "Слово Маклая - одно". Не лжёт! Даже тогда, когда сказать правду - опасно...
Однажды его друг, папуас Туй, спросил от том, о чём люди Горенду не могли прийти к единому мнению:
- Скажи, Маклай, можешь ли ты умереть?
Соврать? Или сказать правду, чтобы узнали "злые соседи"? Поразмыслив, Маклай поднял копьё и протянул Тую:
- Проверь!
Туй понял. И проверять не стал. Резко сменил тему разговора, заинтересовался картой острова, только что начерченной Маклаем. Дорисовал на ней залив. Вот тебе и "недочеловеки"...

И соседи оказались вполне вменяемыми. Правда, хотели начать войну, но для их вразумления хватило нескольких выстрелов в воздух. А ещё предложения прислать в Горенду невесту и всем вместе устроить весёлую свадьбу.
Идиллия?
Увы, не совсем. Но главные трудности - это непривычная пища, климат, насекомые... В период зимних дождей Николай Николаевич был близок к отчаянию - тропическая лихорадка отнимала и силы, и вообще желание жить... Беспощадная природа, которая не оставляет людям "свободного времени" на "развитие". Только на элементарное выживание! Болеют папуасы точно так же, и внушительный запас лекарств пригодился куда больше, чем бусы и ткани.
И когда через полтора года пришёл корабль, чтобы забрать учёного в Петербург, папуасы сложили длинную печальную песню, о том, как завянут даже их вечнозелёные пальмы, если к ним никогда не вернётся "человек с Луны", друг издалека.
Он возвращался дважды. И добился того, чтобы на этот берег не посягали никакие колонизаторы - оставили его своеобразным заповедником человечества начала времён.
Третьего возвращения Маклая ждут на Новой Гвинее до сих пор...

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе

TEXT.RU - 100.00%


Комментарии:


  • Нехама Нина
    2014-11-03 20:15:20
    Этой книгой я зачитывалась в детстве... И она осталась у меня жить в душе и на полке, где в наш век электронных книг стоят самые-самые... Спасибо за напоминание - пойду с ней поздороваться... ​