Алексей Толстой. Пётр I

Алексей Толстой. Пётр I

Алексей Толстой. Пётр I.

Парадокс - читать мы любили, но на школьных уроках литературы откровенно скучали. Почти все и почти всегда. Почему? Тогда наивно полагали, что "школьные начальники" нарочно набрали в программу книг, то ли слишком взрослых, то ли слишком скучных. Вот если бы мы "проходили" то, что читаем для себя!

...Это был единый сплав, драгоценный слиток: роман Алексея Толстого о Петре Великом, иллюстрации к нему Дементия Шмаринова, так много говорящие воображению, и великий фильм, снятый ещё в 1936 году. Фильм, который мы готовы были смотреть столько раз, сколько его покажут по телевизору и в кинотеатре, буквально путешествуя по времени на два с половиной столетия назад. Не задаваясь "классово-сознательным" вопросом, "может ли царь быть хорошим". Мы же видели то, что видели! Человека, рядом с которым жизнь была бы прожита не зря...

Алексей Толстой. Пётр I

Тогда мы, семиклассники, ещё не знали, что у книги и фильма один автор. Что сценарий был написан Толстым на одном дыхании, и в него вошли те события, которые должны были войти в роман, в его неоконченную третью часть! Но даже не зная чувствовали, что фильм - прямое продолжение книги. Пухлый том не пугал своей толщиной - наоборот, это была такая возможность пожить в другой эпохе. Но кем из героев мы могли себя вообразить, кому посочувствовать?

Петру? Но он для читательского "сочувствия" слишком сильный. Даже в самом начале, в десять лет! Он ещё не знает, как собирается жить, но догадывается: мир так интересен и так велик, что оградиться от него стенами Кремля - значило бы стать беднее последнего нищего! Нет, у него будет и войско, пусть поначалу "потешное", и корабли, и немецкая слобода, и море, и Соловки, и Европа. И друзья, совсем уж самодержцу не положенные. Ведь у "нормального" государя должны быть только слуги, подданные!

Алексей Толстой. Пётр I

"Влезть в шкуру" Евдокии - первой жены Петра, было совершенно невозможно. Просто потому, что она не находила (да и не пыталась найти) ничего такого, что было бы ей и мужу одинаково интересно. Ну не хочет за книжками сидеть - это нам, лентяям, было понятно. Но как не захотеть съездить на море или в Париж?!
Их сын Алексей вызывал жалость. Пусть брезгливую, но - жалость. Разве мало мы видели вокруг изнеженных созданий, которых мамы не отпускали даже в пионерский лагерь? И вот от такого вдруг потребовали стать работником, а то и героем?! Что только не придумывал, чтобы ничего не делать!
"Катеринушка, друг сердешненькой" - вот кому мы, девочки, от души завидовали даже тогда, когда обещали друг другу, что сами - то "никогда-никогда не выйдем замуж"! Вторая жена. Любовь на всю оставшуюся жизнь!
А вот Меншиков, Бровкины, преображенцы и молодые бояре, посланные учиться, художник Андрюшка Голиков и механик Алексей Нартов... вот если бы оказаться среди них, если бы так, как они, знать, для чего учишься! "Стать полезным государю и Отечеству"...
Ну а что делать с теми, кто не хочет? Для кого учиться - слишком трудно, государь - слишком требователен, а Отечество... "Деды - прадеды без наук жили - а не глупее нас были!" "Тем и славна была Россия, что прикрывши срам лица брадою, аки голубь в святом неведении, возносила молитвы!"
А мы не знали, что делать вот с этой страшной толпой, вопящей про конец света и царя-антихриста! И готовы были принять простой царский рецепт: "Всем вплоть до ангельского чина, выходить на работу! А кто дерзнёт ослушаться"... Далее – варианты. Дубина, топор, кнут… А разве это неправильно, если в результате - Полтава? Гангут? Петербург?
Ну хорошо, признай за каждым право жить, как хочет - вряд ли кто вообще тогда встанет с дивана. Закон сохранения энергии - он ведь действует не только в физике. Но уж тогда - никаких побед.
Весь класс обошёл номер журнала "Советский экран" - старое интервью с актёром Николаем Симоновым:
- Вы не похожи ни на одно из тридцати восьми известных изображений Петра...
- Значит, стану тридцать девятым - и самым похожим!
- Но как Вы сможете восстановить его манеры? Или походку?
- Зачем? У меня другая задача. Сыграть начальника, о котором можно только мечтать. Царя, которому не стыдно служить.

Мы, благодарные зрители, готовы были подтвердить - актёру это удалось в полной мере!
И вдруг... оказалось, что роман "программный!" Мы будем "проходить" его по литературе в десятом классе! Обрадовались! И вот - дожили... Темы сочинений:
"Классовая ограниченность Петра - реформатора". "Столица, чужая России". "Свет и тень в характере Петра". "Цена реформ".
Скучи-и и-ща!

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе


Комментарии:


  • Искра
    2016-05-23 19:50:17
    А вот и близко таких тем не было по этому роману. А сегодня и сам роман выкинули из школьного курса литературы. Не те ассоциации, видимо, вызывает.