Владимир Богомолов. Иван

Владимир Богомолов. Иван

Владимир Богомолов. Иван.


Повесть - явная полемика с Катаевым, написанная словно бы даже в пику его "Сыну полка". Но почему? Ведь и здесь главный герой - двенадцатилетний разведчик. Иван.
... Предзимье. Погода... какая может быть погода в это гнусное время? Ветер, дожди, заморозки и полная невозможность форсировать Днепр. И вот - среди ночи в штаб к связисту Гальцеву доставлен мальчишка, промокший и замёрзший. Он не испуган, не смущён, он требует, именно требует, чтобы о нём доложили подполковнику. Раздражает связиста, совершенно неспособного поверить, что перед ним важная птица. Но подполковник Грязнов услышав, что вернулся Бондарев, не скрывает радости - разведчик с другой стороны Днепра! Форсировал в одиночку на бревне. Ночью. При температуре воды +5.

Прежде всего, Иван пишет донесение о результатах разведки.

Потом обстоятельно моется, не принимая предложенной помощи - обижен недоверием. Садится есть.
Гальцев наблюдает за нежданным гостем и отмечает про себя, что дети так себя не ведут, они хоть в чём - нибудь, да дети. Ну вот ел бы голодный мальчишка увлечённо. А тут... поковырял вилкой, как будто для порядка - и всё. И не бывает ребёнка, глаза которого не посветлели бы при виде шоколадных конфет - угощения, в войну почти небывалого. А тут - никакой реакции. Лёг спать. Проснувшись, первым делом спросил: не разговаривал ли во сне? А то - нервы...

Владимир Богомолов. Иван

Не сразу, совсем не сразу читатель узнаёт, отчего "нервы". Все, кто был дорог мальчишке, погибли в лагере смерти. Отец, мама, сестрёнка... И теперь его жизнь ценна для него лишь постольку, поскольку он может убивать. Тех, кто не имеет права называться людьми, тех, кто не должен ходить по земле. Правда, когда остаётся один, он играет. Но ведь и играет в войну, репетируя, продумывая всё новые и новые способы мести.
И пусть "они" никогда не узнают, кому обязаны взрывами мостов, складов, аэродрома, благодаря кому спущен под откос очередной эшелон. При обманчивой внешности ребёнка, Иван - стальной клинок, орудие мщения. Разведчик. "Идеальная маска".

Так вот, в чём кардинальное расхождение с Катаевым! "Сын полка" сумел остаться ребёнком. Ваня нужен разведчикам, а потом и артиллеристам именно как ребёнок, как воспоминание о доме, о своих детях, как счастливый талисман! Как они умилённо любовались Ваниными солдатскими сапожками почти кукольного размера! И ни за что не стали бы им рисковать - рискует Ваня сам, несмотря на запреты.

Владимир Богомолов. Иван

А Иван... если человек нашёл своё место в этом аду, если сумел стать полезным - он не ребёнок, сколько бы ему ни было лет. Его психика искалечена. Непоправимо. И нужен он здесь именно таким. Незаменим. Ведь он делает то, что никто, кроме него, сделать не сможет.
И почему его стараются не называть Ваней, Ванюшей? Только "Иван"... Дело здесь явно не в признании заслуг или "взрослости", просто эти люди не могут позволить себе жалости к мальчишке, которого раз за разом посылают туда, откуда вернуться почти невозможно. Любые человеческие чувства здесь выглядели бы сентиментальностью, непозволительной роскошью. Прогнать его в Суворовское училище уже никто и не пытается, Иван чётко сказал: "Только после войны".
Никто не хочет признаваться в том, что чувствуют себя виноватыми - они, взрослые, остаются среди своих, а он...
Через сутки Гальцев проводит взглядом Ивана, исчезнувшего в глинистом овраге. Ему предстоит пройти за ночь пятьдесят километров. Вот если бы дождь - смыло бы следы... Незабываемое знакомство! Гальцев, никогда по его словам особо не любивший детей, вспоминает Ивана со щемящим чувством, надеясь на встречу. И вот...

Развалины Берлина. Дымящиеся развалины, среди которых ветер носит листы из распахнутых папок. Казённые бланки с фотографиями в уголках. Со снимка - такой знакомый взгляд широко расставленных глаз...

"... чином вспомогательной полиции Ефимом Титковым был замечен и после двухчасового наблюдения задержан русский школьник 10-12 лет, лежавший в снегу и наблюдавший за движением эшелонов. При задержании оказал яростное сопротивление. Руки обморожены и частично поражены гангреной.
Допрашиваемый со всей строгостью в течение четырёх суток, никаких показаний не дал. Держался вызывающе, не скрывал своего враждебного отношения к Германской империи.
Расстрелян.
Титкову выдано вознаграждение 100 марок"
.


Финал не ужасает - потрясает высотой духа мальчика.
А 100 марок Титкова = 30 сребренникам Иуды...

И если бы нашёлся читатель, ничего не знающий о той войне, инопланетянин - даже он бы не усомнился, кто из этих двоих - Победитель.

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе

TEXT.RU - 100.00%


Комментариев нет