Не сказкой единой…

Не сказкой единой

Не сказкой единой…

Не все дети любят сказки.
И "младшеклассники" совсем нередко заявляют, что из сказок они уже выросли! По той же причине, по которой у школьников не имеет успеха "закон Божий" - из сказки выросли, до философской притчи ещё не доросли.
Эту особенность возраста учитывать необходимо, но как? "Взрослые" книги пока способны только испугать своей толщиной, даже если они вполне доступны по содержанию...

В замечательной повести Александры Бруштейн "Дорога уходит в даль" есть такой эпизод: к девятилетней Сашеньке приходит новый домашний учитель. Для первого знакомства предлагает: "Прочтите мне что-нибудь ваше любимое!" Девочка подходит к своей этажерке, полной книг. Любимые почти все! Но есть "самая-самая", с удивительно скучным названием: "Галерея детских портретов". Там описано детство людей из взрослых книг: Ильюши и Андрея из "Обломова", Наташи и Пети из "Войны и мира", Марфеньки и Верочки из "Обрыва" и много ещё...
И Сашенька вдохновенно читает вслух про Петю Ростова, пятнадцатилетнего воина, такого светлого, доброго, наивного мальчика, который погиб в первом же своём сражении... Можно ли сомневаться в том, что "Война и мир" будет прочитана ею целиком, и очень скоро? И не "для оценки", а для себя?

Не сказкой единой

Эта традиция знакомить детей с отрывками из великих романов была жива, пока были "в моде" вечера домашнего чтения, где родители могли сделать нужные акценты, объяснить непонятное, а может быть, даже рассказать о дальнейшей судьбе героев. И книжки моего детства "Козетта", "Гаврош", "Сон Обломова", "Тёма и жучка", "В деревне" - были продолжением традиции, уходящей в прошлое.

Роман Виктора Гюго "Отверженные" усилиями горе-режиссёров то и дело превращается то в мелодраму, то в мьюзикл. Но вот превращение отрывка из него в поэму о подлости и благородстве оказалось на редкость удачным! Из тоненькой книжки с картинками мы не узнаем, что за беда случилась с мамой Козетты, не узнаем ничего и про её спасителя. Ничего, кроме главного: этот "человек ниоткуда" сыграл роль доброго волшебника. Потому, что ненавидит людей, способных так унижать ограбленного ими ребёнка. А чужого ребёнка способен полюбить...

Навсегда останется в памяти грязный придорожный трактир, его хозяйка - тётка Тенардье, её милые-розовые дочки - Эпонина и Анзельма, помыкающие пятилетней служанкой. И служанка, готовая в мороз бежать за водой на родник, только чтобы на часок вырваться из этого ада. И на минуточку задержаться у витрины лавочки, чтобы хоть через стекло полюбоваться небесным видением - куклой!

Маленькая повесть про парижского беспризорника "выкроена" из "Отверженных" так, что о родстве персонажей юный читатель не будет и подозревать - это ему пока не нужно. Казалось, скверная тётка Тенардье сохраняет в своей тёмной душе хоть-что то человеческое - обожает своих детей? Но Гаврош - её сын... Он родился уже после исчезновения из трактира Козетты, и после того, как родители разорились. Судьбе бывших "барышень" - Эпонины и Анзельмы, тоже не позавидуешь, но мальчик, совершенно ненужный вконец одичавшим родителям, просто выброшен на улицу! Жалко? Всякого бесприютного ребёнка жалко, но здесь жалость очень скоро уступает место восхищению находчивостью, жизнестойкостью мальчишки, и прежде всего его деятельной добротой. Даже когда ему очень плохо, он способен оглянуться - и заметить тех, кому ещё хуже! Многие ведь видели на улице пятилетних "потеряшек", а кто подошёл и спросил, что случилось, почему они одни? Кто накормил и устроил на ночлег... внутри памятника? Беспризорник, в свои одиннадцать лет считающий себя взрослым!

Гаврош

И когда Париж расцветает красными знамёнами, когда поперёк узких улочек строятся баррикады под восторженные крики о свободе-равенстве-братстве, Гаврош ни на минуту не усомнится, где он должен быть и что он должен делать. "Равенство" - вот ключевое для него слово! Потому, что за годы скитаний он убедился не раз и не два: одни голодны потому, что слишком сыты другие! Слишком! И Гаврош тоже "отбивает атаку" королевских войск, размахивая огромным пистолетом ... со сломанным курком. Никого он не убьёт, но окажет неоценимую услугу старшим товарищам, распознав переодетого шпика! Несколько раз его пытались отослать с поручениями, чтобы уберечь, но куда там...

Подходят к концу боеприпасы, патронов больше нет - и мальчишка, выбравшись из-за баррикады... собирает в корзину патроны из сумок убитых солдат! Ничего он не боится - ни вражьих пуль, ни тем более покойников. Лишь иногда поглядывая туда, откуда раздаются выстрелы, он... поёт!
- Я - птичка малого размера,
И это - по вине Вольтера!
Набросят на меня лассо,
И в этом виноват Руссо!

А кто же ещё, если не просветители, "виноваты" в том, что люди почувствовали себя ЛЮДЬМИ!
Пуля обрывает его озорную песенку. Гаврош умирает не жертвой жестокого взрослого мира, а борцом. Героем.

Захочется ли после знакомства с такими отрывочками прочесть роман полностью? Вопрос, казалось бы, риторический? Но нет. Слишком многие ограничиваются очередной "экранизацией по мотивам"...
Продолжение следует...

Наталья Баева для портала Познаем Мир Вместе

TEXT.RU - 100.00%


Комментариев нет