Маленькие люди. Бедная Лиза

Первым в галерее наших "маленьких людей" принято считать пушкинского Самсона Вырина. А почему не карамзинскую Лизу?

Лиза - крестьянка, то есть по меркам тогдашней литературы - не предмет художественного изображения вообще. В лучшем случае может быть лишь "фоном для героя". Молода и хороша собой? Значит - изящная безделушка для героя. А кто же тогда герой. Эраст?!
Именно такой "расстановки сил" и ожидали первые читатели, открывая новую книжку Карамзина. И что же?!

Эраст практически лишён индивидуальности, он - дворянин, и этим его характеристика исчерпывается. То есть он не делает подлостей, пока ему это не очень нужно, А будет нужно - так сделает, и тогда уж ему для покаяния не хватит целой жизни... И если нужно - то зачем? Для добычи "средств" на жизнь, приличную его званию. На "неприличную" ему хватает, крепостные всегда прокормят. Нет, ни в коей мере не "злодей" - автор старательно подчёркивает его типичность, обыкновенность.

Жизнь Лизы, если без сентиментальных прикрас - это жизнь на грани физического выживания. "Смиренная хижина", а попросту говоря - избушка - это достояние, требующее постоянного ухода, вложения труда, чтобы просто не развалилась. Чтобы прокормить себя и мать, очевидно, уже нетрудоспособную, надо прясть всё холодное время года (до кровавых мозолей), а чуть потеплеет - "отдых" : собирать цветы - и пешком в город. Продавать по пятачку. Скоро ли заработаешь хоть рубль? Но попытка пригожего барина купить букетик за рубль гневно отвергается. Как позже будут отвергнуты и большие деньги, которыми Эраст попытается откупиться от бывшей возлюбленной.

Ни один самый злой язык не мог бы сказать, что у Лизы просто не было возможности продаться. Нет, полагаться только на себя для неё - норма жизни.

Как же столь здравомыслящая героиня поверила в вечную любовь Эраста? Человека из другого мира, а значит, с другими взглядами и установками? Но не будем забывать, что ей только семнадцать лет...
И не будем строги к автору. Он ведь писал не физиологический очерк нравов, а повесть, взывающую к чувствам современников: "Разглядите, наконец, что крестьянка - тоже человек. И даже более человек, чем её "бедняжка" возлюбленный"!
Но при этом с лёгкой руки Карамзина понятие "маленький человек" предполагает взгляд сверху, если даже не в микроскоп. Исследователь проникся сочувствием к объекту исследования. У кого это сочувствие сентиментальное, у кого - снисходительное, а у кого и брезгливое... но всегда с примесью тайной радости: "Я-то не такой! Сильнее, смелее, благополучнее. Но при этом - добрый!"

Продолжение следует. ​Начало

Наталья Баева для портала ​Гостиная студии Беркана


Комментариев нет