Маленькие люди. Станционный смотритель

С лёгкой руки Карамзина ​понятие "маленький человек" предполагает взгляд сверху, если даже не в микроскоп. Исследователь проникся сочувствием к объекту исследования. У кого это сочувствие сентиментальное, у кого - снисходительное, а у кого и брезгливое... но всегда с примесью тайной радости: "Я-то не такой! Сильнее, смелее, благополучнее. Но при этом - добрый!"

​Именно так чиновник 9 разряда смотрит на "сущего мученика 14 разряда", Пушкин - на Самсона Вырина. "Станционный смотритель" - должность беспокойная и малодоходная.

"Много видел на тракту
Генералов строгих:
нет ребра, зубов во рту
не хватает многих"...

Это Некрасов. Пушкин всё же не смеялся - сочувствовал человеку, который не может за себя постоять. От обид-оскорблений проезжих его до поры, до времени защищает... дочка. Дуня. Девочка - подросток редкой красоты, избалованная всеобщим вниманием: знает, как и с кем, чтобы ещё и подарочек оставили! Нет, конечно же, ничего дурного, просто мила, кокетлива и расторопна.

И вот она-то, единственная любовь стареющего отца, бежит с проезжим гусаром!
Отец уверен, что это - конец. Её втопчут в грязь неизбежно. Как допустила? Да что она понимает?! Самсон сильно преувеличивает наивность - неопытность Дуни.
Но он обязан знать наверняка: что произошло? Что ею двигало: любовь, расчёт, легковерие? И что с ней будет дальше?!

Явился к похитителю. Гусар смущён, пытается откупиться, суёт деньги, обещает, что Дуня с ним несчастна не будет... деньги, однако, Самсон презрительно бросает в грязь. Он не понял главного, и не поймёт, пока не увидит свою Дуню!

Второй визит, однако, оказался по-настоящему страшным: Дуня - довольная жизнью наложница, не возражает, не кидается вслед за отцом, когда её повелитель - гусар просто спускает Самсона с лестницы. Предательство. Больше Самсон ей о себе не напомнит.

В чём же тут мелкость характера? Неужели в том, что брошенные деньги Вырин решил-таки поднять и вернулся? Но их уже поднял кто-то другой. Так смотритель и не пожалел о них, и не вспомнил.

А Дуня "прекрасная барыня", кажется, оценила себя трезво. Предательница. "Возвращения блудной дочери" не получилось не потому только, что, проезжая через станцию, она уже не застала отца в живых... Она ни за что не признается собственным детям, что под заросшим холмиком - их дедушка! Будет плакать - но о причине этих слёз никто знать не должен.
Предала бы она отца знатного? Богатого? Возможно, но выглядело бы это иначе. Как-нибудь светски - пристойно.
Простая житейская история людей обыкновенных.

Продолжение следует.

Наталья Баева для портала ​Гостиная студии Беркана


Комментариев нет